Илья Переседов (peresedov) wrote,
Илья Переседов
peresedov

"Мама не запрещала мне дружить с Катей Путиной..."

Дела семейные

Проблема возрождения института семьи стоит в России очень остро.
И дело не только в низком уровне жизни, но и в отсутствии устойчивой модели семейной жизни.
Мне пришло письмо, описывающее по-настоящему уникальный положительный опыт построения многодетной семьи современными интеллектуалами. Опыт вдвойне интересный, учитывая, насколько непохожи принципы, описанные в нем, на привычные нам установки.
Автор письма - юная девушка, пожелавшая сохранить анонимность.

Я родилась в многодетной семье, четвертым ребенком. Из детства я мало что помню по существу, только какие-то отрывочные воспоминания, из которых складывается мое представление о детстве. Родилась я в 1986 году, и советское время практически не помню. Когда мне было два года, а моей младшей сестре - один, нам государство дало 5-комнатную квартиру в питерских новостройках, и мы смогли, наконец, переехать из коммуналки, где нам принадлежала одна комната, в которой спали пятеро детей и двое взрослых.

О своих родителях я могу говорить бесконечно. Они почти ровесники, познакомились в каком-то туристическом кружке, где стали заниматься "антисоветской деятельностью". Маме было 18, папе 19, когда они поженились. И через год они начали рожать детей. Первая сестра, старшая, родилась, когда папа прятался от ареста на Алтае, где и прожили они втроем два года. И потом пошло-поехало. Любые мамины истории начинаются словами: «ну, я тогда брюхатая была то ли Лешкой, то ли Ольгой, а может быть, уже и тобой…» «А я вот с таким пузом…» В двадцать семь лет у мамы уже было пятеро детей. Шестого она родила уже от моего отчима, в 31. Папа во втором браке родил еще одного брата совсем недавно, в 2002 году.

Наверное, до моего первого класса, денег в семье не было вообще. Я очень хорошо помню манную кашу. Мы все ее очень любили. Мы радовались когда папа раз в неделю покупал какао, чтобы добавить его в кашу и сделать «воскресную манную кашу». Маме приходилось самой готовить сладости, печь печенье, иногда даже хлеб. Это тоже был особый ритуал, который обожали все дети. Для нас это было просто чудо! Мы все вместе месили тесто, сворачивали его в печенье или заливали в формочки. И мы бы никогда не простили маме, если бы она на вдруг появившиеся деньги купила нам вместо всего этого действия шоколад!

Мы раз в два года покупали джинсы для детей (но это уже более позднее время). Раз в три года покупали куртки, а обувь вообще носили до тех пор, пока она не начинала разваливаться. Я помню всю свою обувь до сих пор, поскольку ее было не так много. Потому что если уж что-то покупалось, то маминым девизом было: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи», и их действительно можно было носить годами. Мы это принимали за норму. Мама придумывала, что можно сделать с кофтой моей старшей сестры, чтобы она подошла и мне, и всегда, всегда, мы были одеты очень хорошо. Надо сказать, что мамины родители всегда были против того, чтобы мама рожала. С каждым следующим ребенком они кричали, что надо делать аборт. Более того, даже сейчас они в этом уверены. И несмотря на то, что любят нас всех очень сильно, бабушка порой мне говорит: «Ну зачем Ира рожала столько детей, если у нее нет времени вами заниматься, надо было остановиться на втором». Ее даже не смущает, что она говорит это мне, четвертой своей внучке, которую они с дедушкой обожают.

Наверное, именно такое отношение к детям, которое было у нас в семье, передалось и мне. Я глубоко убеждена, что детям не нужны деньги, им не нужна одежда из супермагазинов, каких-нибудь суперфирм. Может быть, моя теория немного идеализирована, но детям деньги становятся нужны ровно тогда, когда они их способны заработать сами. Действительно, если ребенок, условно говоря, "нормальный", то ему не хочется самого крутого тамогочи или самой крутой куклы барби, конечно, все это должно сопровождаться правильным поведением родителей. А потом, когда ребенку становится уже лет 14, он может сам пойти заработать себе на мороженое, или на поход в кино. Это не значит, что ребенка надо гнать на улицу работать, но если ему не хватает того, что могут дать родители, значит, он уже взрослый и может работать сам.

Мы жили в нашей семье с самого рождения. Мы были рождены не для родителей, а для себя. Нам изначально была дана свобода. Полная и абсолютная. Наши родители не посвящали свою жизнь детям, они давали нам жизнь, а жили они своей полноценной жизнью. Но при этом была полная отдача нам. Я даже не знаю, как это так получалось. Но мама всегда очень много работала. Во время моего уже более-менее сознательного детства она стала заместителем директора одной общественной организации, директором которой был мой отчим, и после его смерти мама ее возглавила. Папа работал и работает в университете, ездил и ездит в экспедиции, занимается наукой и отдается ей на 100%. Но при этом родители умели выбить для нас все самое лучшее. Мы втроем, трое младших учились в очень элитной частной гимназии, где по каким-то причинам стали получать льготы. Старшие тоже всегда учились в очень хороших школах, ходили к лушим преподавателям, и почти всегда это было бесплатно.

И вот пример типичного маминого поведения. Я училась первые три года в одном классе с младшей дочерью Путина. И в моей голове всегда было твердое убеждение, что мама должна очень радоваться, если у меня будет много друзей. И как-то я пришла домой и сказала, что мы с Катей Путиной очень сошлись и подружились. Мы действительно какие-то полгода активно дружили, потому что ходили в какие-то кружки. И мама ничего мне на это не сказала. Хотя, естественно, у нее отношение к семье Кати было однозначно негативное еще со времен диссидентской деятельности, сам Путин принимал какое-то участие в деле моего отца, но подробностей я точно не знаю, потому что показания папы и мамы расходятся. Но дело не в этом... Мне всегда можно было делать все. Мама никогда не давала оценок моим друзьям, ей мог кто-то не понравиться, но она никогда бы мне не запретила с ним общаться. Мама всегда знала, что я вскоре перестану общаться, потому как потеряю интерес. В принципе, так оно и происходило в 90%. Мы могли всегда задавать любые вопросы, мы всегда присутствовали при взрослых разговорах, мы были полноценными членами семьи, с которыми считались. При этом, конечно, нас и наказывали, даже пороли иногда. И хотя я сейчас очень против порки детей, это было их право.

Еще я помню из детства, что когда я выучила таблицу умножения, я говорила всем, что со временем у нас всех будет по 6 детей, а у мамы 36 внуков. К сожалению, пока это не сбылось, и не думаю, что когда-нибудь сбудется. У моих родителей сейчас уже 4 внука (от двух моих старших сестер, у одной 1 ребенок, у другой два, и от моей младшей сестры, одна внучка). Причем моя младшая сестра родила, когда ей было 18 лет. С ее молодым человеком, который старше на один год, то есть мой ровесник, они познакомились на подготовительных курсах в университет. Но потом бросили, они безумно друг друга любят, и дочка у них просто замечательная. В нашей семье беременность сестры все восприняли очень позитивно и радостно. Ведь "дети – это всегда прекрасно". У них пока нет ни постоянной работы, ни постоянного дохода. Они просто любят друг друга и свою дочку. Как сейчас модно говорить, «они еще не встали на ноги» или «еще не определились», но уже сейчас понятно, что дочка не будет мешать их росту.

В нашей семье, конечно, было много проблем, наверное, даже очень много проблем. Скандалы, истерики, мой отец - очень эмоциональный человек, если не сказать более; почти с каждым ребенком было что-то не так: какие-то серьезные заболевания, иногда хронические, сложности, неприятности. Но такова жизнь. И про все мои годы жизни я могу сказать, что я жила. И именно для этого я появилась на этот свет. У меня нет детей, но нет их не потому что у меня нет денег, нет работы, не потому что я еще учусь, а потому что пока не случилось.

И еще. Нет ничего ужаснее для детей, когда родители остаются вместе ради детей. Мои родители готовы были разойтись, когда мне было 4 года. Я отлично помню это ощущение. Но они остались жить вместе, ради детей. Мы чувствовали всё. Я помню, как ночью, лежа на раскладушках у бабушки, я спросила у своей младшей сестры: «Как ты думаешь, мама с папой любят друг друга?» «Не знаю, но раньше точно любили, потому что есть мы». Моей сестре тогда было года три, наверное. Вот что важно: понимать, что дети родились от любви, а как потом сложились отношения у родителей, это уже их личное дело.

Нас семеро детей, все мы безумно разные, кто-то Мать Тереза, кто-то циничный шоумэн, кто-то успешная бизнесвумэн, кто-то занимается наукой и т.д. И все мы разные, потому что изначально все люди разные. Это как растение: если не обрезать ветки или не привязывать к стволу палку, то никогда растения не будут похожи друг на друга. Так и мы. Нас никто не воспитывал, и это дало нам возможность быть настоящими.
Subscribe
promo peresedov june 10, 2015 14:55 86
Buy for 290 tokens
Мало кто знает, что в одном из ранних стихотворений Ахматовой спрятан детективный сюжет. Предлагаю обсудить его разгадку. Эта история должна особо заинтересовать поклонников сериала " Игра престолов" – ведь жертвой убийства стал никто иной, как беспечный и необузданный в своих сексуальных…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →